European Union External Action

Сирия, Иран и Россия - основные пункты повестки дня заседания Совета ЕС по иностранным делам

17/04/2018 - 10:30
News

На заседании Совета ЕС по иностранным делам, которое прошло 16 апреля в Люксембурге, обсуждалась ситуация в Сирии в свете недавних событий и были утверждены выводы по Сирии. Совет также обсудил отношения с Ираном и с Россией. В ходе рабочего обеда министры иностранных дел стран ЕС обсудили отношения со странами Западных Балкан в свете подготовки к саммиту ЕС — Западные Балканы, который пройдет в Софии 17 мая 2018 года. Они также обменялись мнениями о будущем финансировании инструментов внешних действий после 2020 года.

Сирия

Заседание министров иностранных дел стран ЕС началось с обсуждения недавних событий в Сирии, включая точечные воздушные удары США, Франции и Великобритании по объектам, связанным с химическим оружием. В преддверии 2-ой Брюссельской конференции «Поддержка будущего Сирии и региона» они обсудили необходимость возобновления поиска политического решения конфликта в рамках женевского процесса под руководством ООН. Совет утвердил выводы касательно Сирии.

 

Иран

Министры обсудили отношения с Ираном и подтвердили свое единство в вопросе необходимости продолжать выполнение соглашения по иранской ядерной программе — Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Они приветствовали дипломатические усилия, направленные на обеспечение твердой приверженности всех участвующих сторон выполнению соглашения.

Министры также обсудили вопросы, выходящие за рамки СВПД, а именно: роль Ирана в региональных конфликтах, в частности, в Сирии и Йемене; обеспокоенности ЕС в связи с иранской программой разработки баллистических ракет и ситуацией с правами человека в стране.

 

Россия

Министры обменялись мнениями об отношениях с Россией и единогласно подтвердили актуальность пяти руководящих принципов политики ЕС в отношении России, которые были согласованы в марте 2016 года. Эти принципы - гибкие рамки для отношений Европейского Союза с Россией, обеспечивающие незыблемость ценностей ЕС и избирательное взаимодействие по вопросам, представляющим интерес для ЕС.

В ходе обсуждения, проходившем после нападения в Солсбери и принятия выводов Европейского Совета, министры иностранных дел особо подчеркнули необходимость укрепления устойчивости Европейского Союза и соседних с ним стран к российским угрозам, включая гибридные угрозы. Это также включает и российскую кампанию по дезинформации; в этой связи министры дали положительную оценку работе, которую ведет рабочая группа по стратегическим коммуникациям East StratCom Европейской службы внешних связей. Министры иностранных дел также отметили важность оказания поддержки российскому гражданскому обществу и дальнейшего развития контактов между людьми.

 

В 2016 ГОДУ ЕС УТВЕРДИЛ ПЯТЬ РУКОВОДЯЩИХ ПРИНЦИПОВ ПОЛИТИКИ В ОТНОШЕНИИ РОССИИ

"Касательно России: мы с министрами иностранных дел [стран ЕС] одинаково оцениваем вызовы, существующие в отношениях между ЕС и Россией. Мы наблюдаем формирование модели бросающего вызов поведения России в самых разных сферах. Основной проблемой, конечно, остается ситуация в Украине, где до сих пор имеют место неправомерная аннексия Крымского полуострова и дестабилизирующая деятельность на Востоке Украины. Среди других сфер, где поведение России является вызовом, — разумеется, позиция России по Сирии, которую мы обсуждали сегодня утром, а также деятельность по распространению дезинформации, вмешательство во внутренние дела стран, создание гибридных угроз, вредоносная деятельность в киберпространстве, а внутри России — сокращение пространства для выражения независимых политических мнений и деятельности гражданского общества, а также ослабление защиты прав человека и верховенства права. В ходе сегодняшнего обсуждения с представителями стран ЕС четко подтвердилось сохранение актуальности пяти принципов политики в отношении России, которые мы сформулировали два года назад. Мы пришли к выводу о том, что нашу деятельность по реализации каждого из них можно модифицировать или расширить при сохранении важности всех этих принципов в рамках сбалансированного подхода.

Во-первых, одним из основных условий любых существенных изменений в отношениях между ЕС и Россией остается полное выполнение Минских соглашений. Мы продолжим поддерживать работу в «Нормандском формате». Мы проанализировали, как Европейский Союз мог бы оказывать больше содействия, в частности, Германии и Франции, в работе, направленной на полное выполнение Минских соглашений. Упор мы делаем на политическое измерение, но предусматриваем и ряд конкретных шагов гуманитарного характера, в частности, работу по разминированию, подготовке к восстановлению объектов Донбасса — разумеется, в постоянной координации с учреждениями системы ООН.

Во-вторых, мы продолжим укреплять отношения с нашими восточными партнерами и другими соседями, в особенности по итогам весьма успешно проведенного саммита Восточного партнерства [в ноябре 2017 года], а также в рамках стратегии по Центральной Азии, которая вскоре будет утверждена. Мы намерены и далее придерживаться принципа открытости по отношению к России в том, что касается нашего сотрудничества с восточными партнерами и изучения возможностей для сотрудничества в сферах, представляющих взаимный интерес. Я всегда четко обозначаю — как в публичных заявлениях, так и в ходе встреч с российской стороной, — что наша дружба и партнерские отношения с восточными партнерами никогда не направлены против каких-либо сторон; они всегда строятся на принципе сотрудничества; мы никогда не мыслим в парадигме сфер
влияния.

В-третьих, инцидент в Солсбери стал печальным показателем того, что нам в Европейском Союзе необходимо укреплять собственную устойчивость. Сегодня мы обсудили, как Европейский Союз совместно со странами — членами ЕС может реализовать решение Европейского Совета об укреплении устойчивости к химическим, биологическим, радиологическим и ядерным рискам, а также о наращивании потенциала для противодействия гибридным угрозам, в том числе в киберпространстве, сфере стратегических коммуникаций и контрразведки. И здесь страны — члены играют важнейшую роль, развивая деятельность институтов ЕС. Мы вернемся к этому вопросу на заседании Европейского Совета в июне.

Четвертый и пятый принципы касаются взаимодействия. Как вы знаете, мы проводим политику избирательного взаимодействия с Российской Федерацией в тех сферах, где Европейский Союз в нем заинтересован, и сегодня страны — члены подтвердили, что данный принцип вполне сохраняет свою актуальность. Необходимо продолжать им руководствоваться, преимущественно, в международной политике и политике в сфере безопасности. Кроме уже упомянутого мной СВПД [Совместный всеобъемлющий план действий] — соглашения по иранской ядерной программе, можно привести в пример ближневосточный мирный процесс и работу, которую мы ведем в рамках «квартета»; Афганистан, КНДР [Корейская Народно-Демократическая Республика] и работу по таким глобальным вопросам, как борьба с изменением климата, защита окружающей среды, миграция, борьба с терроризмом и сотрудничество в Арктике, имеющее стратегическое значение для европейцев.

И последнее, но отнюдь не наименее важный принцип — я бы даже сказала, первый по важности, и все министры [иностранных дел стран ЕС] назвали этот пункт ключевым. Это активизация поддержки российских граждан, гражданского общества, правозащитников, контактов между людьми, с ориентацией на российскую молодежь. Точными цифрами я не располагаю, но могу привести тот факт, что среди стипендиатов программы Erasmus+ студенты и исследователи из России являются одной из самых многочисленных — если не самой многочисленной — группой. И мы хотим расширять деятельность в этом направлении, чтобы обеспечить не только поддержание, но и расширение связей между нашими народами. Поэтому мы определенно увеличим объем этой работы; надеемся также, что увеличим и объем финансирования нашей деятельности, направленной на поддержание контактов между людьми, с ориентацией на молодое поколение."

Editorial Sections:

Author