Представительство Европейского Союза в Российской Федерации

Неделя высокой дипломатической напряженности

29/03/2021 - 20:14
From the blog

29 марта Верховный Представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности — Заместитель Председателя Европейской Комиссии Жозеп Боррель опубликовал следующий блог:

 

«Прошедшая неделя отмечена ускоренной динамикой развития событий на международной арене. Актуализировались все связи ЕС с основными стратегическими игроками на ней — США, Китаем, Россией и Турцией. Важные повороты наблюдались и в их взаимных отношениях. Многие события, судя по всему, указывают на часто упоминаемое противостояние демократических стран и авторитарных режимов. Однако, хотя Россия и Китай, по-видимому, объединяются против «западного мира», перспективы геополитического ландшафта многополярного мира не столь просты.

На прошедшей неделе грани нынешнего стратегического «кубика Рубика» пришли в движение. Постараюсь в целом описать геополитические сдвиги недели, фактически начавшейся еще 18 марта с первой для администрации Байдена встречи на высшем уровне с Китаем на Аляске и завершившейся 25 марта Европейским саммитом, в котором принял участие и Президент Байден, по видеосвязи.

На той неделе также состоялось очередное заседание Совета ЕС по иностранным делам, моя встреча с Министром иностранных дел Турции Чавушоглу, министерское совещание НАТО на тему России, в котором я принял участие. Я также провел важную первую личную встречу с Госсекретарем США Тони Блинкеном.

Министры иностранных дел стран ЕС принимают меры в сфере прав человека, Китай обостряет ситуацию

В понедельник 22 марта прошла встреча министров иностранных дел стран ЕС. Основным вопросом на повестке дня была подготовка к обсуждению Европейским Советом отношений с Турцией, но были приняты и практические решения. Среди них — утверждение ограничительных мер в рамках нового Общего режима санкций ЕС за нарушения прав человека, учрежденного в конце прошлого года. В частности, мы согласовали пакет мер в отношении физических лиц и организаций из России, Китая, Северной Кореи, Ливии, Судана и Эритреи. Кроме того, были введены санкции в отношении лиц из Мьянмы.

Эти решения подтверждают нашу готовность принимать меры по борьбе с вопиющими нарушениями прав человека, где бы они ни совершались. Лица вносились в санкционный список на основе тщательного анализа их непосредственного участия в нарушении прав человека. Важно отметить, что мы приняли решение о наложении санкций на китайских должностных лиц за действия в Синьцзяне по согласованию с важнейшими партнерами-единомышленниками — США, Канадой и Великобританией. В ходе заседания Совета ЕС по иностранным делам мы узнали, что Китай реагирует на наше предметное внесение в списки четырех физических лиц и одной организации более широкими санкциями, направленными против десяти физических лиц (восьми членов национальных парламентов и Европейского Парламента, а также двух представителей аналитических организаций) и четырех организаций, включая Комитет Совета ЕС по политическим вопросам и вопросам безопасности, Подкомитет Европейского Парламента по правам человека и две аналитические организации — включая в санкционный список и членов семей соответствующих лиц. Введение санкций в отношении демократически избранных должностных лиц и независимых исследователей за критику в адрес Китая подчеркивает различия наших подходов к демократическим принципам и основным свободам.

Если говорить о Китае, то страны ЕС не всегда приходят к согласию по всем вопросам, но в данном случае твердо, принципиально и единогласно высказались против этих санкций Китая, несоразмерных и необоснованных. Этот шаг, несомненно, затрудняет наши отношения и сотрудничество с этой страной. Главы 35 ведущих европейских аналитических центров не приняли этих санкций, выразив солидарность с попавшими под санкции коллегами. Я полностью согласен с тем, что свобода академической деятельности должна защищаться, а диалог между европейскими и китайскими исследователями должен не сокращаться, а расширяться.

Многополярный мир: тектонические сдвиги в отношениях Китая, России, США и ЕС

Между тем Китай и Россия сближались: их министры иностранных дел Сергей Лавров и Ван И встретились на прошедшей неделе в Китае. Оба сказали, что хотят укреплять технологическую независимость от Запада и призвали «страны перестать вмешиваться в суверенные внутренние дела других стран». Кроме того, Министр Лавров на совместной пресс-конференции повторил, что «с Европейским Союзом как с организацией отношений нет», добавив, что «вся инфраструктура этих отношений уничтожена односторонними решениями Брюсселя». Как Верховный Представитель ЕС, могу лишь сожалеть об этом шаге и отметить свое решительное несогласие с этим необоснованным утверждением.

Москва и Пекин говорят о Западе и США в весьма сходных выражениях. Однако стоит тщательно анализировать их мотивацию. Экономически, к примеру, оде страны хотят повысить независимость от Запада, но уровень у них при этом разный, и Китай явно сильнее.

Основная тема их двухсторонних бесед — энергетика. Китаю нужны нефть и газ, которые он, среди прочих источников, получает в России. Москва же стремится диверсифицировать экспорт энергоносителей, пытаясь найти альтернативы Европейскому Союзу ввиду принятых нами обязательств по преобразованию энергетики и общей напряженности отношений. Однако достичь этой цели легко и быстро не получится, поскольку для диверсификации необходимы огромнейшие инвестиции в инфраструктуру. Пекин также работает над соглашениями с энергетическими державами Центральной Азии, которая традиционно считается сферой влияния России.

Но неверно было бы рассматривать эти отношения только в экономической плоскости. Сближение Китая с Россией в первую очередь основано на том, что обе страны отвергают демократические ценности и противостоят тому, что считают «вмешательством» в свои внутренние дела.

Вашингтон и Пекин соперничают на многих фронтах, но это не означает воссоздания биполярного мира времен Холодной войны. Во-первых, Россия для Запада никогда не была экономическим конкурентом или крупнейшим торговым партнером, а вот Китай — это сейчас вторая по размеру экономика в мире и действительно важнейший торговый партнер как для США, так и для ЕС. И кроме того, с политической точки зрения сегодняшний мир не бинарен, а многополярен.

Как действовать ЕС в складывающейся стратегической обстановке

В плоскости отношений между ЕС и Китаем события прошлой недели показали несхожесть во взглядах на ценности, лежащие в самой основе мировоззрений и политических систем сторон. Но это не значит, что мы не сможем сотрудничать в ряде сфер, и уж точно не значит, что мы хотим подтолкнуть Россию и Китай к дальнейшему сближению. Как я уже неоднократно говорил, с Китаем следует придерживаться концепции «партнеры, соперники, конкуренты». Более того, интересно, что США в формулировке своего подхода к Китаю используют аналогичную триаду. С Россией же нужно «противостоять, сдерживать и привлекать к взаимодействию».

Определенно есть значимые сферы, требующие эффективного сотрудничества и с Китаем, и с Россией (от борьбы с изменением климата и пандемией COVID-19 до реагирования на разнообразные угрозы в сфере безопасности). Европейский Союз всегда предпочитает выстраивать отношения сотрудничества на основе согласованных правил. Однако нельзя забывать и о зачастую антагонистической природе этих отношений и стратегических намерениях Китая и России. Все это — часть «освоения нами языка силы» и развития нашей стратегической автономии.

Новая глава отношений ЕС с Турцией?

Несколько лучшие новости ждали нас на другом фронте, где ранее наблюдалась серьезная напряженность, — в отношениях между ЕС и Турцией. Мы с министрами иностранных дел стран ЕС пришли к выводу о том, что в общей риторике и ситуации в восточной части Средиземноморья есть определенные улучшения. При этом по внутренним вопросам Турция приняла много беспокоящих нас решений, в частности, по борьбе с оппозиционной Демократической партией народов и объявленному выходу из Стамбульской (по иронии судьбы) конвенции о защите прав женщин. После заседания Совета ЕС по иностранным делам у меня была долгая беседа с Министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу на эти темы и на тему Кипра, который я недавно посетил с визитом.

Я уверен в необходимости дальнейшего активного взаимодействия с Турцией для создания и поддержания более конструктивного подхода с ее стороны. На заседании Европейского Совета лидеры стран ЕС приветствовали представленный мной как Верховным Представителем ЕС совместно с Комиссией доклад в качестве необходимой основы для выводов Совета и согласились с тем, что с учетом более конструктивного поведения Турции в последнее время следует стремиться к контактам в сферах общих интересов — от работы таможенного союза до миграции, а также в других областях общих интересов. Делать это следует в рамках постепенного, пропорционального подхода, предусматривающего и возможность обратного движения в случае возвращения Турции на путь конфронтации. Исходя из этих четких предпосылок, я буду активно работать по всем соответствующим направлениям, в том числе в рамках Конференции по Восточному Средиземноморью и в русле общерегиональных вопросов.

Одно из основных направлений, где требуется более конструктивный подход Турции, — Ливия. На одиннадцатый год конфликта ливийский народ получил новый шанс за счет создания объединенного правительства и начала политических преобразований. Все мы должны приложить все возможные усилия, чтобы использовать это окно возможностей, как я говорил в беседе с Премьер-министром Дбейбой, возглавившим вновь созданное правительство национального согласия. Турция — один из важнейших акторов в Ливии, в том числе посредством военной интервенции. И теперь нужно посмотреть, что мы как ЕС можем сделать еще, включая участие в мониторинге соблюдения режима прекращения огня, если этого попросит ООН.

Отношения ЕС с США явно возвращаются в привычное русло

Еще одним важным направлением активизировавшейся на прошлой неделе дипломатической деятельности стало сотрудничество между ЕС и США ввиду визита в Брюссель нового Госсекретаря США Тони Блинкена. Мы оба посетили министерскую встречу НАТО, где обсуждалась Россия. Мы впервые встретились лицом к лицу (вернее, как сейчас принято говорить, маской к маске) и обсудили весь спектр вопросов, по которым нам необходимо сотрудничать. Когда речь зашла о Китае, стало очевидно, что политика США, по сути, совпала с «триадой» ЕС. Обе стороны согласились с тем, что отношения с Китаем многоаспектны и предполагают элементы сотрудничества, конкуренции и системного соперничества. Мы решили перезапустить наш тематический диалог по Китаю и связанным с ним вызовам и возможностям.

Мы также обсудили Иран и возвращение к реализации соглашения по его ядерной программе, а также различные кризисы в регионе нашего Восточного соседства (Украина, Грузия, Беларусь), Турции, восточной части Средиземноморья, а также Венесуэле, Мьянме, Афганистане и Эфиопии, что отражено в нашем совместном заявлении для прессы.

Встреча с Госсекретарем Блинкеном имела очень воодушевляющую и практическую ценность. Она подтвердила, что наши трансатлантические связи нормализуются. Особенно отрадна степень заинтересованности администрации США в оздоровлении наших отношений, стремление прислушиваться к нашему мнению и находить точки соприкосновения. Отношения с США всегда были самыми важными для нас со стратегической точки зрения, поэтому появление у противоположной стороны явного стремления вкладываться в совместную работу особенно важно. И вполне логично, что Блинкен назвал ЕС «первоочередным партнером».

Этот положительный настрой присутствовал и в беседе лидеров стран ЕС с Президентом Байденом. Он в очередной раз подтвердил заинтересованность и готовность своей администрации к укреплению сотрудничества между ЕС и США на основе наших общих демократических ценностей и интересов. ЕС, со своей стороны, также дал позитивный посыл и выразил готовность к действию. Теперь нужно облечь эту общую заинтересованность в трансатлантическом сотрудничестве в конкретные дела. 

Заключение

Уверенность в прочности сотрудничества между ЕС и США важна и обнадеживает нас в современном изменчивом мире, где авторитарные силы ищут все новых путей самоутверждения. Все события прошедшей недели подчеркивают одно: Европе необходимо выстраивать партнерские связи и укреплять свои позиции в меняющемся мире».  

 

Languages:
Редакционные разделы :