Представительство Европейского Союза в Кыргызской Республике

«Коронавирусный» марафон ЕС: забег по всем дорожкам

19/04/2020 - 16:22
From the blog

Уже больше месяца коронавирус держит Европу в своих тисках. И хотя мы каждый день прилагаем все усилия для борьбы с этим кризисом во всех его проявлениях, полезно взглянуть на ситуацию под другим углом и задуматься над тем, какой стала повседневная жизнь с COVID-19 в Европе и во всем мире и как вирус повлияет на наше общество.

Я, как и многие другие, провожу эти недели в изоляции — дома или в опустевшем офисе в Брюсселе — в череде сменяющих друг друга видеоконференций и телефонных звонков. Эти виды связи лучше, чем ничего, но досадно недостаточны: телефонным звонкам и даже видеоконференцсвязи недостает важнейшей черты эффективной дипломатии — прямого человеческого взаимодействия. Ведь для достижения соглашения нужно смотреть собеседнику в глаза, общаться с ним непосредственно, а иногда иметь возможность перекинуться парой слов, отойдя в сторонку. Многостороннюю дипломатию — как в ЕС, так и во всем мире — непросто вести даже в самых благоприятных условиях. А теперь это стало особенно сложно: по видеосвязи с плохим звуком сложнее установить доверительные отношения, являющееся магическим, необходимым ингредиентом компромисса. С другой стороны, для каких-то мероприятий видеосвязи вполне достаточно. Да и времени и денег она, конечно, экономит нам немало.

Время испытаний

Для ЕС сейчас, что уж говорить, время испытаний — даже время проверки на жизнеспособность. Поэтому сейчас крайне важно, чтобы европейцы увидели и прочувствовали пользу Союза. Мы знаем, что очевидна она для них не всегда, и чтобы объяснить ее, учреждениям ЕС нужно взывать не только к разуму, но и к чувствам людей. На этой неделе Председатель Европейской Комиссии Урсула фон дер Ляйен на сессии Европейского Парламента извинилась от имени ЕС перед всеми людьми, в основном в Италии и Испании, которые чувствуют себя покинутым, поскольку больницы переполнены, медицинского оборудования и средств защиты не хватает, и ежедневно в каждой стране от вируса умирает почти тысяча человек.

С учетом принципов организации ЕС не удивительно, что в начале кризиса решения принимались в основном на уровне государств. Здравоохранение находится в сфере национальной компетенции, и потенциал оперативных исполнительных действий на уровне отдельных стран гораздо выше, чем на общеевропейском. Однако многих европейцев это разочаровало, поскольку создалось впечатление, что Европейский Союз не просто медленный и разобщенный, но и мало способен сплотить людей в момент максимальной необходимости. И хотя подобные суждения могут быть несправедливым и не полностью отражать реальность, они имеют вполне реальные последствия. Некоторые недоброжелатели единой Европы, как внутри, так и за ее пределами, обрушились с критикой на принятые на первом этапе решения, а кто-то даже не постеснялся подлить масла в огонь.  

Внутренние меры реагирования ЕС

Однако уже вскоре начался второй этап, на котором совместными решениями стран были восстановлены товарные потоки через ранее закрытые границы и начались совместные закупки медицинского оборудования. В целом, при обсуждении или критике ЕС необходимо четко определить, кто имеется в виду. Европейская Комиссия делает все возможное доступными ей средствами: она незамедлительно приостановила действие Пакта стабильности и роста, расширила возможности стран ЕС использовать меры господдержки. Весьма оперативно (даже оперативнее, чем во время кризиса евро) реагирует и Европейский центральный банк: уже предоставлено более 750 млрд евро для выкупа долговых обязательств и максимально целесообразно проводится покупка активов. Кроме того, Европейская Комиссия предложила предоставить государствам ЕС займы на общую сумму 100 млрд евро для финансирования программ поддержания занятости. Это еще не дополнительная схема страхования от безработицы общеевропейского уровня, но важная мера в ситуации угрозы массовой потери рабочих мест.

Сейчас многие говорят, что при разработке программы помощи следует искать вдохновение в плане Маршалла. Но мы, конечно, понимаем, что с той стороны Атлантики никакой Джордж Маршалл не придет. Кроме того, в силу исторических обстоятельств его план был призван восстановить континент из руин войны. Пандемия, пусть некоторые и сравнивают ее войной, не несет с собой физических разрушений. После землетрясения нужно восстановить инфраструктуру и производственные мощности, однако сейчас дело обстоит иначе. Сейчас следует обеспечить насущные потребности систем здравоохранения, дать средства к существованию тем, кто не может работать, и предоставить бизнесу гарантии и отсрочки платежей, чтобы избежать банкротств.

Европейский инвестиционный банк предоставит займы малым и средним предприятиям на сумму 200 млрд евро. Выдаст займы и Европейский механизм стабильности по близким к нулю ставкам и на длительные сроки для финансирования расходов, прямо или косвенно вызванных пандемией, без строгих условий. Помимо этого, перед нами стоит задача разработки новых, дополнительных инструментов. Ключевые вопросы — как европейцы организуют взаимовыручку и будут ли у нее пределы. И здесь важно рассматривать солидарность не только на политическом, макроуровне, но и обозначать конкретные примеры проявления солидарности внутри ЕС: Франция, Австрия, Чехия и другие страны уже передали миллионы защитных масок Италии и Испании. Это гораздо больше, чем направлено Россией и Китаем, хотя вся помощь приветствуется. Пациенты из одних стран ЕС проходят лечение в больницах других стран; Румыния и другие страны направляют в соседние государства группы врачей. Поэтому люди ощущают этот кризис как общеевропейский, в том числе, когда пишут про него в социальных сетях, делятся конкретными историями. Это доказывает, что европейское самосознание существует, даже если его еще нужно развивать, яснее и подробнее объяснять, что мы делаем вместе.  

Меры внешнего реагирования ЕС

По линии внешней политики в ходе видеоконференций министров иностранных дел, обороны и развития стран ЕС были согласованы совместные действия по нескольким направлениям. Это включает совместную работу со странами ЕС в рамках крупнейшей в истории операции по возвращению более полумиллиона европейцев на родину из-за рубежа. Мы договорились в полной мере задействовать ресурсы вооруженных сил для борьбы с вирусом и его последствиями, а также совместно противодействовать дезинформации.

Одной из первоочередных задач является разработка единого европейского подхода к оказанию помощи уязвимым и наиболее пострадавшим от вируса группам населения, в первую очередь в странах Африки, государствах-соседях и других странах. Несмотря на масштабность внутренних нужд важно помогать другим. Не только из солидарности, но и потому, что успешность борьбы с COVID-19 во всем мире в наших собственных интересах. Мы будем защищены от вируса только тогда, когда от него будут защищены и наши соседи.

Именно поэтому средства из бюджета ЕС, дополненные займами Европейского инвестиционного банка и Европейского банка реконструкции и развития и взносами стран-членов ЕС до пакета размером 20 млрд евро, были переориентированы на помощь нашим партнерам в борьбе с пандемией. Это не вновь изысканные, новые средства, а приоритетное использование уже выделенных в наиболее актуальных целях. Мы назвали эту инициативу Team Europe, чтобы отразить совместную работу стран ЕС и европейских институтов. Этот термин будет использоваться в дальнейшем.

Фундаментальные последствия COVID-19

В первые недели кризиса политикам пришлось тяжело. Все было сложным, срочным и неопределенным; 100% решений приходилось принимать на основе лишь 50% нужной информации. Из положительного можно отметить уважение к научному знанию и мнению экспертов и стремление общественности к поиску качественных журналистских материалов. Популисты по-прежнему стараются спекулировать на страхах и продвигают националистские лозунги. Однако решения, принятые на основе фактов, и сотрудничество уже зарекомендовали себя как лучший путь к обеспечению безопасности населения.

С каждый днем мы все больше узнаем о вирусе и совершенствуем меры борьбы с ним. Вирус унес огромное количество жизней, но наши усилия начинают давать эффект. Снижается число госпитализаций и помещений в палаты интенсивной терапии за сутки. Хоть и медленно, но снижается. После этапа непосредственного реагирования на кризис нужно будет выходить из режима изоляции и начинать восстановление экономики. Этот путь будет длинным и сложным, но теперь мы знаем больше, чем до кризиса. И следующий этап потребует согласованных действий — как в Европе, так и во всем мире.

Борьба с коронавирусом породила дискуссии о целесообразности использования различных моделей в разных странах и регионах. Дани Родрик пишет, что кризис усугубляет уже существующие тенденции и страны и регионы становятся «гипертрофированными версиями самих себя». И мы определенно уже видим, как многие проецируют собственную идеологию на текущий кризис.

По всей видимости, кризис ускоряет ход истории, активизируя уже наметившиеся тенденции. Это означает общее усиление геополитической конкуренции и усугубление напряженности между США и Китаем. Это, в свою очередь, определит степень слаженности и многосторонности реагирования на кризис в рамках ООН и «Группы двадцати». Проявить инициативу здесь придется в основном Европе и ее единомышленникам: им предстоит настаивать и убеждать, формируя столь необходимые многосторонние действия. Будут привлекаться и по необходимости реформироваться все имеющиеся многосторонние инструменты, а также будут создаваться новые, усовершенствованные.

На пороге нового этапа важно задаться более глубокими вопросами. Насколько активно государство будет вмешиваться и использовать протекционистские меры при восстановлении экономики после кризиса? Как отразится кризис на прежней системе экономической глобализации? Вряд ли нас ждет полная деглобализация, но безопасности — включая охрану здоровья — явно будет уделяться больше внимания, что предполагает создание стратегических запасов и выстраивание более коротких и диверсифицированных цепочек поставок. Все это дает новый повод всерьез задуматься о стратегической автономии Европы.

Глубоко задуматься следует и о последствиях кризиса для наших систем демократии. Текущий кризис может использоваться для централизации власти и ослабления системы демократического контроля, и мы должны предотвратить это. Необходимо четко понимать, что самая жизнеспособная форма управления — это та, где есть система сдержек и противовесов и где граждане получают возможности, а не приказы. Необходим баланс между соблюдением демократических ценностей, прав и свобод человека, с одной стороны, и необходимыми мерами по борьбе с вирусом и сворачиванию режима изоляции, с другой. В этом плане вдохновляет пример сотрудничества между европейскими учеными по разработке технологий отслеживания перемещений с соблюдением права на частную жизнь.

Европа уже полностью мобилизовалась

Преодоление вызванного коронавирусом кризиса — это марафон, а не спринт. Те, кто вначале, казалось, вырвались вперед, могут позднее потерять темп. Верно и обратное. После неуверенного старта ЕС полностью мобилизовался по всем направлениям. Весь континент сознает потребность в солидарности и совместных действиях. И наш выбор в пользу принципа многосторонности и партнерских инициатив находит отклик по всему миру.

После пандемии наш мир явно станет более разобщенным. И многие угрозы в нем останутся. Мой второй месяц в условиях «коронавирусного» кризиса будет посвящен решению этих проблем, и надеюсь, нам хотя бы частично удастся восстановить старую добрую личную дипломатию.

 


 

Редакционные разделы :