Представительство Европейского Союза в Республике Казахстан

Европа не может позволить себе быть безучастным наблюдателем в мире. Поэтому нам необходим «стратегический компас»

10/10/2021 - 16:13
From the blog

10/10/2021 – Блог Верховного Представителя ЕС Жозепа Борреля – Происходят значительные геополитические перемены, ставящие под вопрос способность Европы защищать собственные убеждения и интересы. Европейские лидеры 5 октября обсудили, как нам следует реагировать. Для продвижения вперед необходимо сосредоточиться на действиях, а не увязать в абстрактных, вызывающих разногласия обсуждениях. Разрабатываемый «Стратегический компас ЕС», который будет представлен в ноябре, предложит ряд конкретных мер в сфере безопасности и обороны.

 

Вывод войск из Афганистана, объявление о заключении оборонного альянса AUKUS — эти события, произошедшие менее чем за месяц, сделали обсуждение роли Европы на мировой арене более детальным и активным. И, следовательно, своевременно состоялось на уровне лидеров обсуждение возможных последствий и решений, которые необходимо принять.

На неформальном заседании Европейского Совета я подчеркнул, что есть два возможных подхода. Первый — спрятать голову в песок, найдя причины приуменьшить важность геостратегических изменений или заявить, что они касаются лишь некоторых стран ЕС. Второй подход — понять происходящие важные изменения и необходимость действовать, если мы не хотим жить в мировом порядке, в формировании которого мы не участвуем.

Собственно, есть две тенденции, которые влияют на нас все больше. Во-первых, усиливается реакция на рост влияния и решительности Китая, ярким примером чего является создание альянса AUKUS. Во-вторых, отмечается многополярная динамика: значимые субъекты, как Россия и другие государства, стараются расширить пространство для маневра и сферу влияния как регионально, так и в мировом масштабе. Зачастую они действуют в ущерб ценностям и интересам ЕС, что наблюдается в Сирии, Ливии, Мали и в других странах.

В конечном итоге европейцы сейчас рискуют вместо глобального игрока стать объектом международной политики, который реагирует на решения других, а не направляет и управляет событиями. Как мы намерены поступить в этой ситуации — вот в чем вопрос. Согласны ли мы, Европейский Союз, на роль регионального значимого субъекта, который делает упор на свою экономическую и нормативную силу и для которого мировая политика и жесткая сила слишком сложны? Или же мы признаем, что за все надо платить, иными словами, что пассивность обойдется слишком дорого?

Обсуждение этих вопросов идет уже не первый год. Именно поэтому необходимо избежать нашей привычной склонности к абстрактным и, откровенно говоря, вызывающим разногласия обсуждениям того, должны ли мы наращивать собственный потенциал Европы по обеспечению безопасности или потенциал НАТО. Без сомнения, нужно наращивать оба потенциала. Чем сильнее будет ЕС, тем сильнее будет НАТО.

На неформальном заседании Европейского Совета лидеры решили, что необходимо достичь конкретного прогресса в укреплении роли Европы в международных делах. Их рекомендации касаются нашей работы по вопросам безопасности и обороны, отношений с США и нашей стратегии в отношении Индо-Тихоокеанского региона. Если говорить конкретно, то я вижу четыре основных направления деятельности:

1. Наиглавнейший приоритет — это развитие и способности, и готовности действовать. Для этого мы должны сосредоточиться на том, что нас объединяет, и продолжать укреплять необходимое взаимное доверие. Это не может быть приоритетом одной страны или узкого круга стран. А залогом достижения этого является формирование общей стратегической культуры, общего понимания стоящих перед нами угроз.

Именно в этом суть «Стратегического компаса»: он наметит стратегический подход к нашей безопасности и обороне, который определит наши действия до 2030 года. Это будет способствовать целеполаганию: как развивать необходимый оборонный потенциал и преодолевать стратегические пробелы; как, сосредоточив больше внимания, достигнуть результатов в деле борьбы с гибридными угрозами и защиты интересов ЕС в киберпространстве, на море и в космосе. Он также предложит более перспективные партнерские отношения в этих сферах. Лидеры поручили мне представить первый проект «Стратегического компаса» в ноябре. А я просил повысить уровень устремлений.

2. Многие лидеры справедливо подчеркнули, что трансатлантическое партнерство ничем не заменить. Опираясь на масштабный «Стратегический компас» и новое совместное заявление ЕС — НАТО, которое появится в ближайшие месяцы, мы должны укрепить трансатлантическое партнерство и обеспечить ему более прочные позиции. Однако, как неоднократно заявлялось в последние годы и как показали недавние события, в том числе вывод войск из Афганистана и создание альянса AUKUS, наши американские друзья ожидают, что Европа возьмет на себя большую долю ответственности — как за собственную, так и за мировую безопасность. На следующей неделе я отправлюсь в Вашингтон, чтобы продолжить обсуждение этих вопросов с Госсекретарем США Блинкеном и другими официальными лицами. Важно то, что с новой администрацией США наши обсуждения идут по-иному, очень конструктивному пути.

Помимо необходимости развивать наши возможности и готовность действовать, недавние события также подчеркнули настоятельную потребность наличия согласованного стратегического подхода в отношении Индо-Тихоокеанского региона, включая отношения с Китаем и развитие наших отношений с другими странами региона, который повлияет на мировые события в ХХІ веке.

3. Что касается Китая, лидеры сошлись во мнении, что мы должны неукоснительно придерживаться подхода, основывающегося на триединстве «партнер, конкурент, соперник». При применении этой политики на практике сложнейшей задачей является соединение этих трех элементов в единое целое. Для меня является очевидным, что лучше всего вести диалог с Китаем с позиции единства и силы. Мы должны содействовать диалогу и сотрудничеству в конкретных сферах, например, в вопросах изменения климата. Но мы также должны быть готовы давать отпор в тех случаях, когда решения Китая будут противоречить нашим убеждениям, особенно в сфере прав человека и геополитических решений. Именно такой позиции я придерживался во время разговора с Министром иностранных дел Ван И во время стратегического диалога ЕС и Китая на прошлой неделе.

4. В то же время мы должны расширить взаимодействие с Индо-Тихоокеанским регионом в целом и странами этого региона на основе недавно принятой нами стратегии. Напомню: 40% торговли ЕС проходит через Южно-Китайское море, а регион обеспечивает 60% роста мировой экономики. Кроме того, ЕС (а не Китай, как полагают многие) является самым крупным инвестором в регионе, следовательно, вклад, который нам необходимо сделать, должен соответствовать нашей высокой заинтересованности. 

Вызовы Индо-Тихоокеанского региона и рост влияния Китая требуют повышения уровня взаимодействия и меньшей раздробленности.  Предназначение нашей Индо-Тихоокеанской стратегии — заявить о готовности сотрудничать с Китаем, когда целесообразно, разнообразить отношения (посредством углубления сотрудничества с Японией, Индией, Южной Кореей, АСЕАН и прочими) и обновить нашу позицию (выйдя за рамки торговых отношений и предлагая сотрудничество в сфере безопасности, включая морское присутствие). Индо-Тихоокеанский регион — это главный геостратегический театр действий, и мы должны там присутствовать. 

Обсуждение роли Европы в мировых делах вступило в решающую стадию, для которой в немецком языке есть специальный термин Chefsache [перевод с нем. «дело босса»]. Иными словами, сейчас решение должны принять лидеры стран ЕС, то есть президенты и премьер-министры. Важные тенденции и решения заставляют нас действовать. В предстоящие месяцы у нас появится шанс перейти от осознания того, что Европа не может позволить себе быть сторонним наблюдателем, к конкретным действиям. Мир нас ждать не будет.

 

Автор