Гражданский Форум ЕС-Россия: выступление Ставроса Ламбринидиса, Специального Представителя ЕС по правам человека (11/10/2012)

В рамках своего первого официального визита в России 8 и 9 октября Специальный Представитель ЕС по правам человека Ставрос Ламбринидис провёл встречи с российскими официальными лицами и представителями организаций гражданского общества. Он также открыл и принял участие в заседании Генеральной ассамблеи Гражданского Форума ЕС-Россия, которое прошло 9 октября в Санкт-Петербурге. В своём обращении к Форуму он сказал : 

«Уважаемые друзья,
Я представлю вам 9 принципов, которые, по крайней мере, на мой взгляд, имеют важное значение для защиты и продвижения основных прав и прав человека в любом жизнеспособном демократическом обществе, и один вывод, который Вас, возможно, удивит.
1. В демократическом государстве именно граждане могут ежедневно следить, фиксировать и давать оценку намерениям и действиям государства, а государство не может ежедневно следить, фиксировать и давать оценку намерениям и действиям своих граждан. Если вместо первого преобладает последнее, то демократия находится в опасности.
2. Для выполнения функции по контролю и оценке граждане должны иметь свободный доступ ко всей информации, в том числе к иным мнениям, которые могут существовать в обществе, и возможность обсуждать любые темы. Они также должны иметь право участвовать и формулировать повестку этих обсуждений благодаря свободе собраний, ассоциаций и выражения собственного мнения.
3. В демократическом государстве обязательным условием доступа ко всей информации и имеющимся мнениям является свободная и независимая пресса и свободный и не подлежащий цензуре интернет. Поэтому основной обязанностью демократического государства является защита журналистов от причинения им вреда и принятие необходимых мер для привлечения к суду и наказания всех тех, кто пытается задушить свободу слова путём запугивания журналистов или обычных граждан посредством угроз, самовольного заключения в тюрьму или убийства.
4. Право обычных граждан на выражение мнения и свободу собрания, как закреплено во всех международных конвенциях по правам человека, важно тогда, когда высказываемое мнение является полемическим, не популярным или даже иногда «оскорбительным». Если бы у нас всех в этой комнате было одно мнение, то мы бы не нуждались в защите нашей «свободы выражения». Для ситуаций, когда мы расходимся во взглядах, особенно когда один из нас обладает властью, чтобы запугать или заставить замолчать другого из-за этого разногласия, именно для этих ситуаций международное сообщество предусмотрело положения о защите свободы слова. Говорить, что свобода выражения мнения – это хорошо, но только если это мнение не ставит под сомнение и не угрожает моим решениям, моим полномочиям или моей власти, не вскрывает факты несправедливости, коррупции или нарушения прав человека в моём обществе, то это значит переворачивать меры по защите свободы слова с ног на голову.
5. Сегодня свобода слова всё больше и больше встречается в интернете. Действительно, интернет стал инструментом реализации всего спектра наших основных прав – свободы выражения мнения, ассоциации, участия в политической жизни, информации, образования и т.д. Это означает только одно: все свободы, которыми граждане пользуются в обычной жизни в соответствии с международными договорами по правам человека и в соответствии с национальным законодательством, должны быть защищены и доступны в интернете.
Если вы не можете следить за мной и вторгаться в мою личную жизнь вне интернета, то вам не следует этого делать и в интернете. Но некоторые власти говорят: «Почему? Вы что террорист? Вы тот, кто распространяет детскую порнографии?». «Нет», – восклицаю я в ответ. «Тогда почему вас беспокоит, что мы будет контролировать интернет? Если вам нечего скрывать, вам нечего бояться», – утверждают они. На это я отвечаю: если вам нечего скрывать, то у вас нет жизни. Начните жить! У всех нас есть совершенно законные интересы, но мы не хотим, чтобы о них знали ни правительство, ни частные компании. Именно в этом заключается защита личной жизни.
6. Согласно международным законам о правах человека, свобода выражения мнения не является «абсолютной» свободой. Она может быть ограничена, но – и это очень существенное «но» – только в исключительных случаях, только по чётко обозначенным причинам и только в соответствии со строго определёнными, независимыми и прозрачными процедурами. Например, я не могу свободно говорить то, что может намеренно спровоцировать насилие. Любые меры, предпринятые против такого выступления, абсолютно необходимыми (а не только полезными), чтобы предотвратить законными средствами причинение большего вреда, эти меры должны соответствовать совершённому нарушению и быть чётко прописанными в действующем законодательстве.
7. Кто принимает эти трудные решения, описанные выше? Ответ: эти решения должны приниматься независимой судебной властью или другим равнозначным независимым органом власти, и уже точно не правительством или самой полицией. Правительство не может быть одновременно и обвинителем, и судьёй. Именно поэтому в демократическом государстве важно иметь судебную власть, которая является независимой, хорошо подготовленной, высококвалифицированной, целостной и свободной от политического влияния. Если такой судебной системы нет, то тогда даже хорошо проработанные законы могут применяться с нарушениями.
8. Опасность ещё больше, если законы, о которых идёт речь, плохо проработаны и имеют широкое и неоднозначное прочтение, так как это создаёт условия для произвольного толкования. Тогда может появиться то, что также плохо как и прямое подавление свободы слова, – «замораживание» свободы слова, когда отдельные граждане из страха, что могут подвергнуться необоснованному судебному преследованию, делают добровольный выбор в пользу молчания, добровольно остаются дома вместо того, чтобы свободно участвовать в демократической жизни страны. Переходят от страха к добровольной «покорности».
9. Неправительственные организации являются независимыми наблюдателями в любом демократическом обществе. Они борются против подобной «покорности». Они представляют собой основу для демократического участия граждан в огромном разнообразии вопросов, многие из которых, в конечном счёте, касаются деликатных моментов политики и деятельности правительства. НПО могут быть «хорошими», если хотят, но они не обязаны быть хорошими. Напротив, предполагается, что они будут «подталкивать» демократический процесс принятия решения и государственные и местные власти в том направлении, которое члены этих НПО сочтут приемлемым.
В демократическом государстве, правительство не обязано соглашаться со всеми рекомендациями неправительственных организаций. Но оно обязано принять необходимые меры для того, чтобы НПО могли работать, участвовать в жизни страны и выражать мнения свободно, без препятствий, запугиваний и вмешательства со стороны правительства или другого органа власти.
10. А теперь о выводе, который, возможно, вас удивит. Почти всё, что я вам сегодня здесь сказал, я уже говорил в своих многочисленных выступлениях в качестве бывшего члена Европейского Парламента и обычного гражданина в Брюсселе, Афинах, в разных уголках ЕС, в Соединённых Штатах, во многих других странах и международных организациях по всему миру. Я не просто говорю это здесь, в Санкт-Петербурге или России.
Не поймите меня неправильно: я не верю, что все страны в равной степени бдительны в том, что касается защиты прав человека и основных свобод, или в равной степени «виновны» в том, что ставят их под удар. В этом отношении некоторые страны явно лучше (или хуже) по сравнению с другими. Например, я горжусь усилиями Европы, направленными на защиту и продвижение основных прав. Но я точно знаю, что ни одна страна или организация не являются совершенной, в том числе и ЕС.
Поэтому, я полагаю, суть заключается в следующем: и как член парламента, и как обычный гражданин, я могу сказать то, что сказал, могу бороться за изменение законов и практик, которые я считаю неверными, могу не соглашаться и часто идти на конфликт с некоторыми европейскими правительствами, не боясь того, что меня запугают, заставят замолчать, будут угрожать, привлекут к суду, уволят, посадят в тюрьму или назовут «предателем» своей страны или ЕС за то, что я придерживаюсь этого мнения и открыто обсуждаю его с другими.
В конечном итоге, это и есть самый главный тест для демократии.
Спасибо».