Штэфан Фюле пра ціск з боку Расіі на краіны Усходняга партнёрства (пераклад на расейскую)

Увагу Прадстаўніцтва Еўрапейскага саюза ў Беларусі прыцягнула паведамленнеАгенцтва навінаў Беларускай дзяржаўнай тэлерадыёкампаніі ад 13-га верасня, у якім перайначаны змест выступу Камісара Штэфана Фюле на пленарным пасяджэнні Еўрапейскага парламента ў Страсбурзе 11-га верасня, у якім ён закрануў пытанні ціску з боку Расіі на краіны Усходняга партнёрства. Каб пазбегнуць некарэктнай інтэрпрэтацыі і непаразуменняў у будучыні, прапануем пераклад на расейскую поўнага тэксту прамовы.  

О давлении со стороны России на страны Восточного партнёрства

Европейская Комиссия – выступление 13/687

Штефан Фюле

Европейский комиссар по вопросам расширения и Европейской политики соседства

Пленарная сессия Европейского парламента в Страсбурге

11 сентября 2013 года

Господин председатель, многоуважаемые депутаты,

Стремительно приближается саммит Восточного партнёрства в Вильнюсе. Он обещает стать историческим шагом вперед в политической ассоциации и экономической интеграции с несколькими из наших восточных соседей. Очевидно - и ошибочно -  в некоторых кругах это рассматривается как угроза. В результате мы стали свидетелями огромного давления, оказываемого на некоторых из наших партнёров.

Европейский союз всегда четко формулировал принципы своей политики в отношении своих восточных партнёров. Наши общие интересы требуют от нас сотрудничества с нашими соседями на востоке для обустройства пространства процветания и стабильности на нашем континенте. Ряд соглашений о партнёрстве и сотрудничестве, подписанных в середине девяностых, уже предусматривали создание зоны свободной торговли. Технико-экономическая оценка, проведенная в 2004 году, привела к тому, что «глубокие и всеобъемлющие зоны свободной торговли» (DCFTA) стали неотъемлемыми частями «новых расширенных соглашений», впоследствии ставших известными как Соглашения об ассоциации и предложенных в 2006 году. Первые переговоры о создании DCFTA начались с Украиной в 2008 году, сразу после того, как страна стала членом Всемирной торговой организации (ВТО). Впоследствии Европейская Комиссия в своём коммюнике от 2008 года представила основные положения того предложения, которое было сделано нашим восточным партнёрам на саммите в Праге, где было положено начало Восточному партнёрству в 2009 году и подтверждена наша общая цель - политическая ассоциация и экономическая интеграция, подкрепленные соглашениями об ассоциации и создании DCFTA. С самого начала Европейский парламент поддерживает этот подход, направленный на политическую и экономическую трансформацию этой части Европы.

Это правда, что членство в Таможенном союзе несовместимо с «глубокими и всеобъемлющими зонами свободной торговли», переговоры о создании которых мы ведём с Украиной, Молдовой, Грузией и Арменией. И это не из-за идеологических различий - речь не идет о столкновении экономических блоков или «игре с нулевой суммой» . Это из-за правовой несовместимости: в частности, нельзя одновременно снизить таможенные тарифы согласно нормам DCFTA и поднять исходя их обязательств в рамках членства в Таможенном союзе. Новое поколение соглашений об ассоциации предоставит огромные преобразующие преимущества, особенно посредством сближения правовых и регулятивных норм, посредством либерализации рынка. Независимые исследования показывают, что DCFTA принесёт значительные преимущества. Со временем экспорт в ЕС может удвоиться, обеспечив при этом почти 12-процентный рост ВВП. Однако чтобы достичь этого, наши партнёры должны обладать полным суверенитетом в формировании своей торговой политики, в то время как у членов Таможенного союза его не будет.

Несомненно, страны-участницы Восточного партнёрства смогут укреплять свое сотрудничество с Таможенным союзом, возможно в качестве наблюдателей. И, конечно, участие в DCFTA вполне совместимо с соглашениями о свободной торговле, действующими между нашими партнёрами и другими странами Содружества независимых государств (СНГ).

Позвольте сказать откровенно: развитие проекта Евразийского экономического союза должно соблюдать суверенные решения наших партнёров. Любые угрозы России, связанные с возможным подписанием соглашений с Европейским союзом, являются неприемлемыми. Это касается всех форм давления, в частности таких как:

- Возможное злоупотребление при выставлении цен на энергоносители;

- Создание искусственных препятствий для осуществления торговли, например, введение сомнительных с точки зрения соответствия нормам ВТО запретов на импорт, обременительные таможенные процедуры;

- Военное сотрудничество и гарантии безопасности;

- Использование затяжных конфликтов.

Это не тот путь, по которому должно идти развитие международных отношений на нашем континенте в двадцать первом веке. Такие действия явно нарушают принципы, разделяемые всеми европейскими  странами. Принимая Хельсинкские принципы ОБСЕ, мы обязались уважать «право каждой страны определять и строить свои отношения с другими государствами по своему усмотрению и согласно международному праву» . Европейский союз будет поддерживать и выступать на стороне тех, кто подвергается неправомерному давлению.

Позвольте мне подчеркнуть , что Соглашения об ассоциации и DCFTA не задуманы в ущерб России. Наоборот, России принесёт огромную пользу интеграция стран Восточного партнёрства в общеевропейскую экономику. Наше видение заключается в том, что в долгосрочной перспективе эти соглашения должны поспособствовать формированию общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, основанного на правилах ВТО .

Таким образом, мы поощряем укрепление нашими партнёрами своих связей с Россией - так же, как укрепляем эти связи и мы, однако такое укрепление должно быть совместимо с обязательствами в рамках соглашений об ассоциации и создании DCFTA. Европейский союз готов работать со своими соседями и искать пути к большему нормативному сближению между ЕС и членами Таможенного союза.

Протекционистская стена, которая разделила бы наш континент на две части, - это совсем не то, что нам нужно. В условиях сегодняшней всё более конкурентной глобальной экономики мы не можем позволить себе тратить силы впустую на региональное геополитическое соперничество.

Господин председатель, многоуважаемые депутаты,

 В завершение я хотел бы сделать пять замечаний:

1. Некоторые их вас призывают меня более активно играть в стратегию. Этого я делать не буду. Иные призывают меня более активно выступать за наши ценности, и именно это моя работа – способствовать сотрудничеству со странами Восточного партнёрства на основе этих ценностей. Я не играю в игры с нулевой суммой, потому что я верю в возможность беспройгрышных ситуаций, особенно во взаимодействии с таким стратегическим партнёром, каким является Россия. Я не занимаюсь строительством стен – как раз нааоборот.

Преобразования – правило этой игры, и соглашения аб ассоциации и создании глубоких и всеобъемлющих зон свободной торговли – это самые мощные инструменты трансформации. Вот почему Вильнюсский саммит и подготовка к подписанию и началу реализации этих соглашений настолько важна. Правило игры не том, чтобы снижать планку, не в том, чтобы выдвигать условия, а в том, чтобы предлагать нашим партнёрам более стратегическое взаимодействие.

2. Нам необходимо говорить нашим российским друзьям снова и снова, что Восточное партнёрство не направлено против них, против их интересов. Мы должны лучше объяснять соотношение соглашений об ассоциации и Таможенного союза. Я принял к сведению сообщения о том, что по мнению российского премьер-министра этим двум концепциям недостаёт совместимости. Мы подняли этот вопрос в его присутствии в феврале на совместном заседании Европейской Комиссии и Правительства России в Москве, мы поднимали этот вопрос и до февраля, и мы поднимаем его также в рамках координационной группы по вопросам информирования, в которой Россия занимает важное место. И каждый раз мы объясняем, почему это не так, подчеркивая, что это не политическая игра, что речь идет о суверенитете наших партнёров, об их внешнеторговой политике. И мы всегда добавляли при этом, что мы первые заинтересованы в традиционных связях между нашими партнёрами и Россией и что мы готовы помочь партнёрам и, в конечном итоге, Москве определить политику, которую партнёры могли бы разделить в той мере, в которой она не противоречит соглашениям о DCFTA.

Я понимаю, что Россия рассматривает принятие норм и стандартов ЕС как потенциально проблемный вопрос, поскольку сейчас они не всегда совпадают с нормами и стандартами Таможенного союза. Однако мы уже активно сотрудничаем с Россией по унификации многих норм и стандартов. Это ключевой элемент Партнёрства для модернизации между Европейским союзом и Россией. И эти стандарты все чаще принимаются Таможенным союзом. Нормы Европейского союза зачастую принимаются на международном уровне и, конечно, полностью совместимы с правилами ВТО. Таким образом ЕС на самом деле помогает всем партнёрам, включая Россию, проводить модернизацию и становиться более открытыми для глобализации.

Таким же образом новое соглашение, по которому мы ведем переговоры и которое должно заменить собой Соглашение о партнёрстве и сотрудничестве между ЕС и Россией, должно содержать положения о более тесном сближений регулятивных рамок сторон и таким образом обеспечить стабильность и предсказуемость как для российских, так и для европейских компаний.

4. Говоря о солидарности и единстве в области торговой политики, отмечу следующее: мы приняли во внимание запрет России на импорт сельскохозяйственной продукции из Молдовы. Мы не располагаем данными о каких бы то ни было причинах, связанных с требованиями к безопасности продуктов питания, которые могли бы обосновать это решение. Службы ЕС, отвечающие за безопасность продуктов питания, не обнаружили никаких гигиенических проблем или угроз для здоровья в импортируемых из Молдовы продуктах, и мы по-прежнему импортируем вино и другую сельскохозяйственную продукцию.

Вместе с моим коллегой Дачианом Чиолосом, курирующим вопросы сельского хозяйства, мы намереваемся изучить возможность увеличения квоты на импорт вина из Молдовы в ЕС. Мы также намереваемся отправить в Молдову экспертов, чтобы они помогли преодолеть некоторые их оставшихся препятствий, с которыми сталкиваются другие отрасли Молдовы (например, птицеводство) в осуществлении экспорта в ЕС. Такие проявления солидарности также применимы к другим партнёрам, сталкивающимся с неправомерным давлением.

5. Когда мы только приступали к реализации Восточного партнёрства в Праге в 2009 году, идея создания Евразийского союза еще никак себя не проявила. Это было решение России строить Таможенный и Евразийский союзы, создавая ситуацию, в которой наши европейские партнёры сталкиваются с выбором между двумя проектами региональной экономической интеграции. Непостижимо, что наши партнёры могут стать жертвами несовместимости этих проектов. Непостижимо также, что за самостоятельно принятые решения наши партнёры могут быть наказаны, а их торговые отношения с членами Таможенного союза могут оказаться под угрозой развития на значительно худших условиях, чем те, которые установлены в рамках наших собственных договоренностей.

Мы будем делать всё возможное, чтобы избежать такого сценария и вместе с нашими соседями найти пути к максимальной совместимости между ЕС и евразийскими структурами таким образом, который бы способствовал экономической интеграции и упрощению торговли.

Спасибо за внимание.

Back to